falkius: (ok)
В предновогодние праздники хочется сделать чего-то хорошего. Но чего - даже не придумывается. Текущие неприятности уже не замечаются, может потому что мне хорошо, а может потому что все неприятности нашей жизни - суть пыль на фоне вечности, и я это наконец-то почувствовал.
Декабрь был всегда странным месяцем в моей жизни, он был очень разным: и хорошим, и плохим, и визжащим от счастья, и плачущим от грусти...
Но такого еще никогда не было. Такого спокойного, умиротворенного, тихого. Этот декабрь как кот, свернувшийся под теплой лампой на подоконнике занесенного снегом домика, изредка дергающий ухом в такт своим кошачьим снам и не обращающий никакого внимания на завывающую за окном метель.
Рано или поздно кота разбудят хозяева, или погаснет лампа, или яростный порыв ветра швырнет ветку и разобьет окно, засыпая все внутри холодным мокрым снегом, но это будет потом.
А сейчас тепло, уютно и спокойно и хочется, чтобы это состояние длилось как можно дольше, и закончившись - осталось светлым теплым воспоминанием навсегда.


ps: сделаю наверное по примеру [livejournal.com profile] disassembler предновогодний пиар взаимных френдов.
falkius: (Лис)
  Так или иначе, все мы рано или поздно стоим перед выбором. Сказать ДА или НЕТ, поднять руку или сделать вид, что тебе безразлично... Мы принимаем решения под грузом обстоятельств, следуя своей выгоде или просто так. Кто-то долго думает перед ответом, а кто-то сразу же принимает решение. Наши решения влияют на близких, друзей, абсолютно незнакомых людей... но прежде всего, они влияют на нас! Потому что еще никто и никогда не смог похвастаться тем, что еще ни разу не ошибся в выборе.

  Каждый из нас, я уверен, может вспомнить ситуацию в прошлом, когда бы он поступил бы иначе. Многие из нас(да и я, честно говоря, тоже), опасаясь будущих ошибок, предпочитают плыть по течению, перекладывая свои решения на плечи других. Чтобы в случае чего, всегда можно было оправдаться, в первую очередь перед собой, что это не я, это вот тот дядя или та тетя приняла за меня решение! А я что? Я ничего, просто сделал так, как они хотели, пошел туда, куда мне указали... Не виноватая я, он сам пришел!
А когда решение необходимо принять, то принимается наиболее безопасное решение, потому что так спокойнее, так меня не будут трогать, так мне не придется доказывать всему миру, что я поступаю, пусть и неправильно, по их мнению, но так, как кажется правильно мне! И вот, кажется, все в порядке, все нормально. Но через какое-то время, начинает грысть мысль: "а вдруг я ошибся, а вдруг надо было по другому?", и эта мысль крутится и крутится и крутится в голове, пока ты не начинаешь потихоньку сходить с ума. и тогда ты запихиваешь ее поглубже в подсознание, с помощью новейших психологических методик убеждаешь себя, что решение было принято правильно/вынуждено и по другому было нельзя. И вот ты уже почти забыл об этом недоразумении, и недоуменно отвечаешь на вопросы окружающих, касающиеся этой когда-то возникшей ситуации и убеждаешь, убеждаешь, убеждаешь всех вокруг и себя в правильности своего решения. Вот только есть одно НО!

ТЫ НИКОГДА НЕ ПРОСТИШЬ СЕБЯ ЗА СВОЙ ВЫБОР!

  Самый строгий судья, от которого невозможно скрыться - это ты сам. И он же - самый изощренный палач, который будет преследовать тебя до самой твоей смерти, постоянно напоминая об упущенных возможностях и решениях, которые ты принимал вопреки своим желаниям, из боязни осуждения. И очень сложно добиться у этого судьи амнистии. Слышали когда-нибудь о том, что сложнее всего простить себя? Имеется в виду именно это.
  Я слишком долго прятался от самого себя, поступал вопреки своим желаниям и играл в прекрасного принца. Времена белости и пушистости подходят к концу, а значит жизнь станет интересней. 

  Всего лишь необходимо простить себя за прошлое и больше никогда не принимать решения, скрепя сердце. Мне больше не нравится мой уютный индивидуальный АД. Готовьтесь, друзья мои... Грядут перемены!
falkius: (Default)
Она подняла глаза к потолку и тяжело вздохнула. "Эти мужчины думают лишь об одном, и все их желания легко предсказать. С одной стороны это удобно, но с другой стороны - это очень надоедает. Разве думала я, когда этот приятный симпатичный мужчина с гвоздичкой в петлице предложил поехать к нему домой, что все кончится вот так. Отвратительно... Но увы, на такси у меня денег нет, а транспорт после полуночи уже не ходит. Прийдется удовлетворить эту скотину".
Осуждающе покосившись в сторону кровати, она сказала:
- Эй, ты... Сдохло у тебя тут все. Диск установочный с XP есть? Чистил бы реестр вовремя - не убил бы машину так быстро!

Посвященно [livejournal.com profile] quirischa и флеш-мобу "Если бы вы могли запереть меня на 24 часа у себя, то что бы вы со мной сделали?"
falkius: (Default)
  Кошечка и Лисичка брели хоженой тропой к домику Твоей Матери.
- Скажи, ты раньше что-нибудь слышала о Нем?, -задумчиво поинтересовалась у Кошечки Лисичка.
- Нет. Но ежики говорят, что Он очень часто ходит с Седой Лошадью. Они практически неразлучны.
- Как мы с тобой?
- Можно и так сказать. А еще я слышала, что с Твоей Матерью они познакомились через интернет. Ночами им было нечего делать и вот однажды, в каком-то чате...
- Но погоди, они ведь такие непохожие, ну... я имею в виду.. и у них ничего не получится.
- А их это и не интересует. Видишь ли, несмотря на то, что у них были друзья, втайне они чувствовали себя одинокими. И вдруг, представь, вдруг они узнали, что где-то есть существо, испытывающее те же эмоции, выполняющее ту же работу, да и фактически проводящее все свое время так же как и ты. Естественно их потянуло друг к другу.
- Так это у них профессиональная привязанность?
- Что-то вроде того.
  Кошечка и Лисичка вытерли лапки, и осторожно постучавшись зашли в домик.
  Из-за закрытой двери донеслось: "Кошечка, Лисичка! Знакомьтесь - это Мозг".
falkius: (Default)

  Иногда лисичка и кошечка находили у домика Твоей Матери странные следы. Они спрашивали Твою Мать о том, кто оставляет эти следы, но она отмалчивалась и только подливала им в блюдце еще молока. Когда выдавались редкие минуты покоя они гадали, что за существо может оставлять такие непонятные следы, а придуманные образы дарили во время посещений отчаявшимся художникам-абстракционистам.
  Однажды, когда кошечка спешила на зов в район домика Твоей Матери, она увидела на полянке удивительную картину. Посреди стаи молодых ежей стояла лошадь и что-то с жаром им объясняла. Ежики переглядывались, еле заметно пожимали плечами и хмыкали. В конце концов они дружно сплюнули и побежали к опушке, а лошадь яростно трусила седой гривой и кричала им вслед какой-то бред.

falkius: (Default)
Зима. Ночь. Киев. Одинокий фонарь освещал засыпанную снегом улицу. По улице, проваливаясь постоянно под наст, брела толстая полярная лисичка и что-то бормотала себе под нос. Что именно она бормотала, я не могу здесь озвучить, но примерный смысл заключался в невеселых размышлениях о длине списка адресатов, к которым она должна была зайти. Ну и конечно, кое-что она говорила и о погоде. Что-то вроде: "Ну и какая же неудобная зима сейчас". Вполголоса выражая свою зависть перепончатолапым удивительными идиомами, услышав которые, эти самые перепончатолапые густо покраснели бы, она сверила адрес с бумажкой и позвонила в дверь. Дверь открыла девушка. Открыла и тут же оперлась на косяк, громко, внятно, и членораздельно назвав лисичку широкоизвестным именем. Лисичка привычно вздохнула, развернулась и пошла в темноту, лелея надежду, что когда-нибудь процедура узнавания изменится.
falkius: (ангел)
  Билли открыл глаза. Сложно сказать, что именно его разбудило, да и не это его занимало сейчас. Он с отвращением вспомнил, что сегодня ТОТ день. День, когда в дом съезжается вся родня, все бегают, обнимаются зачем-то и с дурацкими улыбками гладят его по голове. Фу… Глуховатый дядя Фред, тетя Альбина, постоянно забывающая его имя, да и остальные тоже хороши. Берта, постоянно донимающая вопросами, знает ли он, что ему подарит на Рождество Санта-Клаус. Ха! Конечно знает! То, что купят родители! Почему все считают его маленьким? Будто бы он не знает, что на самом деле Санта-Клауса не существует, и что это все сказка, в которую стараются верить взрослые. Непонятно только, зачем… Билли с ворчаньем перевернулся на спину. На потолке светились звездочки, приклеенные туда неугомонной сестрой, пока он завтракал. Ох, Берта, дождешься ты завтра праздника… Поворочавшись немного, он решил спуститься вниз и выпить молока. Иначе ему никак не заснуть, а смотря на эти звезды до утра, он может и рехнуться.
  Устало зевая, он спустился по лестнице и пошел на кухню. К счастью,  молоко еще не все выпили, и он может рассчитывать на пару глотков. Критически оглядев кухню, Билл покачал головой. Берта и здесь постаралась. Посреди стола стояла маленькая елочка, а со стен свисали всевозможные гирлянды и дождики. «Ужас», - подумал он, наливая себе молоко.  И тут до него донесся странный звук. «Дзинь», - услышал он. Билл прислушался, но звук не повторился. Зато он услышал какое-то шуршание из гостиной. «Ха, наверное, это родители раскладывают подарки, чтобы потом утром изображая удивление, говорить, что это все Санта принес… Ничего, вот сейчас я застукаю их на горячем и тогда уж…» Что произойдет после этого, мальчик не успел придумать, потому что влетел в гостиную и обомлел.
  За столом в пол-оборота к нему сидел огромный некто в красной шубе и, что-то мурлыкая себе под нос, гладил папину бутылку с хересом. Почему-то именно на этой детали сконцентрировалось все внимание Билли, и только потом он заметил и большую белую бороду, и мешок, лежащий у стола. «Отличный херес», - послышалось из шубы, - «что ты там стоишь? Проходи, садись. Хереса предлагать не буду, но ведь у тебя есть молоко. Почему бы нам не выпить за Рождество?». «В-в-вы кто?», - запинаясь проговорил Билли. «Ха, а вот Берта таких глупых вопросов задавать не стала бы, она умная девочка. Даже если ты в меня не веришь, разве это может помешать нам поговорить?»
  Билл осторожно забрался на стул напротив и внимательно оглядел собеседника. Последняя надежда на то, что это был переодетый папа или дядя Фред пропали. Некто в шубе был гораздо выше отца, и, судя по всему, отлично слышал.
- Скажи-ка Билли, что ты думаешь о сегодняшнем празднике?
- О празднике? Ну… я… по-моему это все чушь… то есть… я так раньше думал… сэр.
- Чушь?
- Ну, я думал, что нет никакого Санты, а все подарки покупают родители…
- Пфф.. я не об этом. Есть Санта или нет, это не на многое влияет. Берту, кстати, вовсе не волновал этот вопрос, когда она наклеивала звезды на потолок в твоей спальне. Также, как и тетю Альбину, приехавшую повидать своего драгоценного племянника, имя которого, к своему стыду, она никак не может запомнить. Ну хорошо, попробуем с другой стороны. Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
- Я еще не знаю, но я точно стану кем-то знаменитым!
- И богатым, наверное?
- Да! И мне будут все завидовать, а я.. я..
- Потом умрешь!
- А!?
- От скуки. Или жалости к себе, сложно сказать… Что ты вспомнишь через 50 лет? Поклонников, банкиров, лимузины, что? Боюсь, что нет. Скорее всего, ты вспомнишь свою маленькую сестру Берту, которая однажды подарила тебе звездное небо. И родителей, которые улыбались, когда ты махал им рукой со сцены в день выпуска школы. Видишь ли, жизнь – это длинная дорога, подходя к концу которой мы можем взять с собой только одно. Хорошие воспоминания. Вот почему так важно, дарить окружающим свою улыбку и приносить радость в их сердца. Что ты теперь думаешь о Рождестве, мальчик?
- Мне кажется, я начал понимать… Неважно, существует ли Санта Клаус, и кто приносит подарки. Главное, что есть день, когда все близкие люди могут собраться и подарить друг другу радость, смех и хорошее настроение. И не важно, что с ними произойдет в следующем году, воспоминания об этом дне останутся с ними надолго. Правильно?
- Вот именно! К тому же, даря радость другому, ты сам получаешь неплохие проценты, а? Ну что ж, раз ты все понял, мне пора. Ну-ка, помоги мне…
  C этими словами, бородач поставил на стол почти опустевшую бутылку хереса, поднял мешок и неспешно пошел к камину. Билл поддержал его под руку, когда тот перелезал через каминную решетку и несмело спросил: «А можно будет рассказать Берте, о том, что вы приходили?». «А зачем?», - поинтересовался гость, - «Мне кажется, она и так все прекрасно знает. Но вот за звезды, обязательно поблагодари ее утром, слышишь?». «Да, сэр». «Ну, вот и хорошо. До встречи, Билл Муррей. Эх, до чего же узкий у вас камин…», - и с этими словами он скрылся в трубе.
  Билл еще долго смотрел на падающие сверху комочки сажи, а потом пошел спать с твердым желанием сделать следующее утро необычным.
  Темная фигура вылезла наверху из трубы и удовлетворенно потянулась. Оглянувшись, она убедилась, что приставленная к крыше лестница никуда не делась, и начала скидывать с себя красную шубу, сняла накладную бороду, шапку и маску Санта-Клауса. Все это она сложила в мешок, откуда достала и надела на себя поношенный черный хитон с капюшоном. Пошарив вокруг себя в снегу, она достала косу и, стряхнув с нее снег, прикрепила за спину. После чего начала осторожно спускаться вниз по лестнице, мурлыча себе под нос рождественскую песенку.
  Могло показаться, что она даже улыбалась.

Жизнь.

Sep. 5th, 2005 05:02 pm
falkius: (Default)
Жизнь - это как танец. Веселый, как джига, зажигательный, как самба, красивый, как вальс. Или скучный и незаметный, как топтание у стенки. И только от тебя зависит, как ты его станцуешь. Ворваться в круг света, и отплясывая коленца, приковать к себе внимание всех окружающих, или кружиться в полутьме с любимой в медленном вальсе, вызывая вздохи восхищения у тех, кто находится рядом и способен разглядеть ваш танец. Менять партнерш одну за другой, или выбрать одну и всегда танцевать только с ней. Неловко оттаптывать друг другу ноги или точными отточеными движениями скользить по полу. Колбасится в углу под одному тебе понятную музыку, или увлечь за собой в хоровод толпу народа. Все зависит от тебя. Уставшие танцоры опираются о стену и жадно хватают ртом воздух, пытаясь отдышаться, а неопытные новички несмело отходят от нее и пытаются повторить то, чему они только что были свидетелями. Они спрашивают, как правильно танцевать, интересуются правилами и стилями, но рано или поздно они понимают, что правило здесь только одно: никогда не стесняться своего танца, не бояться, что танцуешь неправильно, что ставишь не туда ноги или делаешь неправильные движения, всегда танцевать так, как будто кроме тебя (или вас) здесь больше никого нет и танец этот только для тебя (или вас).
Танец, идущий от души - прекрасен, а значит, прекрасна и ты. Будь собой в этом танце и пусть он будет для тебя источником радости и счастья.
Танцуй...
falkius: (Default)
Он шел по длинному коридору и любовался игрой света, льющегося сквозь окна. Попеременно вступая то в светлую, то в темную полосу, он ловил себя на мысли, что будь он немного помоложе, он обязательно бы попрыгал по этой замечательной зебре. И наверное даже проговаривая про себя, а то и вслух свой любимый стишок. Как он там начинался…
Он из поддерживающих его под руки людей запнулся и чуть не упал.
- Аккуратнее, пожалуйста.
- Простите, сеньор!
Выход во двор казался ярким пятном белого света на черном покрывале. Идущий рядом священник судорожно сжал Библию и спросил:
- Сеньор, может быть все-таки…
- Нет. Я же уже говорил тебе, мне это не нужно.
- Но сеньор, я …
- Помолчи, пожалуйста! Ты мешаешь мне наслаждаться этим прекрасным днем.
Священник хрипло вздохнул и отошел в сторону.
Дом медленно наполнялся жизнью. На кухне кто-то гремел посудой, на втором этаже кто-то гонялся друг за другом, там слышался топот и детский смех. За окном пели птицы, а вдалеке беззлобно переругивались рабочие, грузившие телегу мешками с мукой. Лошади, впряженной в телегу, это явно не нравилось, она переступала с ноги на ногу и ржала. Тонкая улыбка тронула его рот. Он вспомнил те дни, когда он садился на свою лошадь и скакал куда угодно, до самого вечера. С наступлением темноты он разводил костер и лежал на земле, мечтательно уставившись в небо. Какая жалость, что не в его силах вернуть эти дни.
Дойдя до конца коридора, он остановился, ослепленный ярким светом, обрушившимся на него со всех сторон. Вдруг что-то врезалось ему в живот так, что он от неожиданности охнул. Сморгнув, он увидел перед собой маленькую девочку, испуганно прижимавшую к себе куклу.
- Здравствуй, Мария!
- Простите, сеньор, я не заметила вас.
- Ничего. Нам свойственно не замечать то, что нас окружает. Кто это у тебя?
- Сеньор, мы не можем задерживаться – прошептал один из его спутников.
- Ничего, ведь без нас они не начнут. – с коротким сухим смешком сказал он. – Так кто это?
- Это моя кукла. – с гордостью заявила Мария. – Мне ее папа сделал! На день рождения!
- Тебе она очень нравится?
- Больше всех! Ведь ее сделал мой папа. Сеньор, можно я побегу? Мама запретила мне выходить сегодня во двор.
- Хорошо. Не волнуйся, я никому не скажу, что видел тебя здесь. Мы же не хотим расстраивать твою маму?
- Спасибо, сеньор!
Он поднялся с колен и пошел дальше. Они неторопливо пересекли двор, сопровождаемые испуганными взглядами рабочих, и вышли за ворота. До их цели оставалось всего каких-то 30 метров. И он постарался использовать эти 30 метров как можно лучше.
Опершись спиной о стенку, он смотрел на стоящих напротив него людей.
- Нет. – сказал он, заметив взгляд священника, направленный на него. – Помощь мне здесь не нужна.
Один из стоящих напротив вышел вперед и посмотрел ему в глаза.
- Вы готовы, сеньор?
- Да. – ответил он.
- Не хотите ли что-нибудь сказать?
- Только одно. У тебя очень хорошая дочь, Родригес.
Человек судорожно всхлипнул и выдохнул:
- ПЛИ!
falkius: (Default)
Чего это я? А? Да нет. Если уж решил, что журнал будет литературный, так и буду выкладывать в него свои произведения.
Читайте и ругайтесь.
А теперь позвольте немножко цитат из своего годовой давности дневника:

И умер он как жил, в обертке славы.
Память о нас, живущая в сердцах других - гарантия нашего бессмертия.
От всех болезней суждено выздороветь. Кроме последней.
не смотрите на врага с омерзением, может вам придется его съесть...

И напоследок... Не мое, но понравилось :)

Каждая боль оставит
новое знание жизни
каждая радость сворует
несколько важных мгновений

**************************

Дверь приоткрытая в детстве
начало длинной дороги
заросший могильный камень
это ещё не конец

**************************

Старый клинок вспоминает
славы, былое величье
иней, осевший на цубе
как седина самурая

**************************

Вечность утонула
в глазах медленной
чёрной птицы
falkius: (Default)
Эта история предназначена для вас, жаждущие власти. Для тех, кто желает известности, славы и почета. Для тех, кто ослеплен сверканием монеты власти и видит себя великим и справедливым вождем. Но не стоит забывать и о том, что у монеты есть другая сторона, которую мы не видим, пока стремимся к власти. Эта сторона называется *выбор*.

Эта история произошла, или произойдет, в далеком будущем, когда человечество наконец выплестнется из чаши Солнечной Системы и распространится на окружающие созвездия.Несмотря на столь завидный рост технологий и огромный потенциал, человечество осталось таким, каким оно было всегда. Сначала был маленький конфликт, потом пограничные стычки, а потом началась война. Два соседних созвездия поссорились из-за права владеть маленькой планетой, вращающейся вокруг затеряной звезды между этими созвездиями. Война... Одно слово, обозначающее миллионы изломанных судеб, разрушеных планов, прерванных жизней. Но нам нет дела до этих миллионов, нас интересует один.
Гардаш Чквара с детства был необыкновенно одарен. Он был лучшим среди своего выпуска и чемпионом мегаполиса по шахматам. В стратегических играх ему не было равных и во время игры его уже не интересовала победа, его интересовали силы, с которыми он эту победу одержит. Естественно, как только началась война, он сразу же вступил в армию, где его способности были замечены и использованы. Став командиром, он быстро взбирался по служебной лестнице и многие восхищались молодым одаренным юношей. Ему не было равных по молниеностности, изяществу и бескровности (для наших войск) проводимых операций. Однажды, на вечеринке посвященной успешному окончанию одной дерзкой операции на территории противника, он познакомился с одной молодой особой из соседнего подразделения. Они нашли друг в друге много общего и начали встречаться. Спустя некоторое время они поняли, что полюбили друг друга и дали обещание пожениться сразу после окончания войны.
А война должна была закончиться очень скоро, поскольку Гардаш, теперь уже командующий Гардаш, придумал хитрый план, который должен был обеспечить победу над противником. Вражеской армаде был предоставлен шанс захватить одну из центральных звезд. Контролируя эту звезду, можно было легко подчинить себе все созвездие, и конечно же они на это клюнули. Флот противника начал свое движение. Но они не знали, что их там поджидала хитрая ловушка. Ученые придумали устройство, позволяющее незначительно искривлять гравитационные поля, и это устройство, включеное возле звезды, должно было создать канал, попав в который, вражеские корабли будут вышвырнуты из созвездия на большое расстояние и вражеские планеты останутся почти без защиты. Гардаш решил сам лететь на корабле с установкой и лично включить ее в нужный момент. И вот вражеский флот приближается к звезде и заходит в зону действия прибора. Гардаш тянется к пульту и в этот момент раздается вызов.
Надо заметить, что другое созвездие не было обделено талантливыми проффесионалами. Враг обладал прекрасной разведкой и имел неглупого командующего. Они не останавливались ни перед чем в достижении своих целей и легко рисковали, что делало врага еще опасней.
Вражеский командир, вызвавший Гардаша, предложил ему посмотреть на нечто, что изменит его решимость запускать прибор. Бог знает, какими путями им это удалось и как они доставили ее на движущийся флот, но это была та самая девушка, на которой он обещал жениться. Ему был предложен выбор: он мог немедленно улететь и она останется жить, или он мог остаться и тогда она умрет. А чтобы он долго не раздумывал, ее начали убивать прямо сейчас. Медицина не отставала от других технологий и в наличии той и другой стороны были препараты, позволяющие практически мгновенно останавливать кровь, текущую из ран. Для начала, ей начали вырывать ногти, потом резать пальцы, по фалангам. Изображение было выше всяких похвал, никаких помех, и звук тоже был на высоте. Все было прекрасно видно и слышно. Гардаш смотрел на это и делал свой выбор. Если он улетит, то враг без труда захватит звезду и ближайшие планеты, и тогда война будет проиграна. Погибнут многие и еще больше попадут в плен. Если же он останется, то погибнет всего один человек. Приемлимая потеря. Миллион жизней и одна. Выбор сделать намного проще, если ты не знаешь этого человека. Кто-то пустил трансляцию по всему кораблю, и весь экипаж стоял сейчас у экранов и молился за своего командира. Вражеский командир начал нервничать и приказал ускорить процедуру. Гардаш сидел и смотрел в экран. Он видел, как она умирала с той стороны экрана и медленно умирал вместе с ней. Власть и надежды миллионов людей, веривших в него заставили его сделать выбор. В конце концов вражеский командир встал у ее трупа и прдложил новую сделку. Ее ребенка еще можно было спасти. Да-да, у нее был ребенок. Еще несколько минут и он тоже умрет. Так как, Гардаш? В этот момент Гардаш умер. То что осталось в его теле, наклонилось над пультом и отдало приказ. Экипаж не стал возражать и молча перенастроил прибор, а потом, также молча, погрузился на челноки и улетел. На корабле не осталось ни одной живой души, и тогда Гардаш нажал на кнопку.
Канал заработал. Но это был уже не тот канал, который был запланирован. Вражеский флот был подхвачен сильной гравитационной волной и пущен вперед по трубе, которая спирально закручивалась вокруг звезды. Корабли приближались все ближе и ближе к огромной, пышущей жаром звезде, а Гардаш смотрел на это и не было никаких эмоций на его лице. Он просто смотрел. В отчаянии враг снова вызвал его, но бесполезно умолять труп. Гардаш смотрел как плавится обшивка, горят приборы, люди сходят с ума от жары, падают, чернеют и осыпаются пеплом. Многие проклинали его, но труп бесполезно проклинать, ему все равно. А когда погас последний экран и последний корабль исчез в пламени, труп улыбнулся и наклонился к пульту.
Планета, из-за которой все началось, не имела ничего осообенного, кроме своего местоположения. Это была мертвая планета с гигантским океаном и небольшим материком, на котором были одни скалы. Ничто не беспокоило безмятежность существования этих скал, потому что никто там не жил. Внезапно над побережьем что-то сверкнуло и на песок опустился спасательный челнок. Куда же еще отправиться мертвецу, как не на мертвую планету? Гардаш вышел из челнока и медленно пошел к кромке берега, там он сел на песок, опершись спиной о скалу, и замер. И снова все остановилось. Проходили минуты, часы, дни, а он сидел и не двигался. Только иногда, в момент восхода, в его глазах загорался огонек, впрочем, это мог быть отблеск утренних лучей. Сложно сказать, когда он окончательно умер, просто однажды на восходе его глаза остались пустыми.


Власть имеет свои недостатки.
falkius: (Default)
- Эй, вы, ублюдки! Возьмите свои уши и подставьте их сюда. Я вложу в них парочку стоящих вещей. Господь любит всех вокруг! Это я вам говорю, тот, кто ощутил его любовь на себе. Я один из его слуг, и будь я проклят, если, когда я закончу говорить, вы не полюбите его всем сердцем. Иначе я вырву его из вашей поганой еретической груди и отдам на сьедение псам. Вы должны любить Господа, потому что он позволил вам жить. Вам - ничтожествам, которые недостойны даже лежать в грязи у его ног. Любите его за это, мать вашу! Любите его и заставьте любить его всех остальных. Только он знает, как надо жить, и я - его Голос, расскажу вам об этом. ИХ много вокруг, ИХ - слуг Дьявола, или Сатаны, или хрен его знает кого еще. Я знаю одно - кто не с нами, тот с НИМ. Поэтому, слушать сюда, обезьяны! НАС должно быть больше чем ИХ. Вам все понятно? Кому непонятно, огребет сапогом по морде и сразу станет понятливей. Слушать, что я говорю, и слушать внимательно, остолопы. Когда видите того, кто не с нами, немедленно (я сказал "немедленно", придурки) начинайте его вербовать. Обьясните ему, что Господь - это круто, только так, чтоб он понял, или не видать вам небесного рая как своего геморроя! Если он начнет высказывать свое мнение - прервите его нахрен! Кому интересно его мнение, ведь мы же знаем, что правильное мнение - наше. Травите его, пока он не согласиться. Пусть он ненавидит вас, от любви до ненависти один шаг. Потом еще благодарить будет, сукин сын. И возлюбит вас как брата своего, во как... Непомышляли о таком, а, пингвины? Какаво вам будет, когда вас возлюбит 30-40 незнакомых мужиков? Ха-ха-ха-кхххм... А если кто из НИХ упрямиться будет, так ведь нас может быть больше, еще если ИХ станет меньше. Доступно изьясняюсь для ваших умишек, размером с половину грецкого ореха? Или разьяснить? Подробно!!! Никто не желает узнать ПОПОДРОБНЕЕ мою мысль??? НЕТ ТАКИХ ОХРЕНЕННО СМЕЛЫХ УРОДОВ? Ну вот и хорошо. Значит все меня поняли.

Почему я все еще смотрю на ваши тупые рожи? Почему я вдыхаю запах ваших, черт возьми, уродливых тел? Повернулись и побежали, обезьяны! Вы что, думаете, что будете жить вечно?
falkius: (Default)
...Они взялись за руки и пошли по дороге, уходящей в закат. Впереди у них была долгая и счасливая жизнь...

Он отвернулся и вздохнул. По его щеке скатилась скупая слеза, хотя он пытался сдержаться изо всех сил. В голове промелькнула мысль: "Ну вот. Еще одна пара соединилась благодаря мне. Можно поставить еще одну галочку и расчитать очередную порцию добра, принесенного людям."
До дома было идти еще полчаса по безлюдной каменистой дороге, один вид которой наводил на мысль о тщетности бытия. Он шел и думал. Думал о том, как же иногда ему хочется перестать делать добро и помогать всем вокруг, ну или делать это не так часто. Те кто был постарше, считали его чем-то из ряда вон выходящим, те, кто помладше - учитилем, а ровестники - странным, но полезным товарищем. Это автоматически исключало дружеские попойки с обсуждением качеств той или иной знакомой всем особы, зато гарантировало постоянное присутствие стайки желающих услышать очередную умную вещь или спросить совета. А про девушек и говорить не стоило. Каждая из них считала его хорошим другом, но наотрез отказывалась признавать в нем мужчину. Всем, к кому он испытывал симпатию, он помогал справиться с проблемами, стать на ноги, осознать себя и разобраться в своей жизни. А потом они говорили ему спасибо и уходили. С другим. В закат, так его растак. (Тут он конечно же мог обернуть и плюнуть в этот самый закат. Однако он этого не сделал. Это было не в его стиле. Прим. автора). Нет что вы! Какие претензии. Никаких претензий. Это всего лишь жизнь, судьба, фата-моргана. Но отчего-то это повторяеться с завидной периодичностью, и это его начинало раздражать. Ему было уже около тридцати, а он все еще был недоволен своей жизнью. И похоже, что она не собиралась меняться. Он, тот, кто с такой легкостью менял жизни и судьбы людей (Для знающего человека это легко, а он был знающим, поверьте мне. Прим. автора), не мог навести порядок в своей душе и повернуть свою жизнь так, как хотелось ему. Кто-то сказал бы, что это карма, но он не был знаком с кем либо, кто бы мог бы так сказать, поэтому об этом он и не думал. Следующие пять минут он со злостью пинал камешки, лежащие на дороге и обдумывал планы мести всему миру. За что? А за все! За жизнь, за судьбу, за свои способности и особенно за сам факт своего рождения. Удивительно, как это все считают его благостным и отрешенным от мирского и даже мысли не допускают о том, что ему хочется пожить самой обычной жизнью простого человека. Хорошо выполнять свою работу, жениться на полюбившейся женщине, обзавестись домом, детьми и собакой. Так нет же, все даже мысли не допускают о таких его желаниях, зато отлично знают, что он не сможет отказать, если его попросить о помощи. Он иногда сам удивлялся, почему это он не может сказать "нет". Как будто кто-то отвечает за него. Если бы этот кто-то еще и проблемы сам решал, так ведь нет же. Все его участие ограничивается словом "да"! Как же это все надоело. Вот сорвусь и поеду куда нибудь. Куда-нибудь туда, где меня никто не знает и где я смогу жить так, как я хочу.
Он подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с отцом.
- Хорошо что ты здесь, сынок. Тут пришли люди, они хотят попросить у тебя помощи. Эй! Иисус! Куда ты?! Это невежливо!!!
falkius: (Default)
        Хочется стать бобром. Стать бобром и впиться зубами в жесткое бревно, и грызть его, грызть, грызть... И сломать зуб. Обязательно сломать зуб. Так чтобы боль молнией ударила в мозг, и все сознание внезапно залила ослепительная вспышка. Яркая-яркая, чтобы все исчезло в ее свете, полностью, до конца. И осталась бы только пустота, залитая ослепительно ярким светом. Хоть на мгновение!

        Нечто росло, заполняя собой всю грудь, не оставляя места для воздуха, для сердца, не оставляя места вообще ни для чего. Горло перехватывает, и внезапный укол в сердце предупреждает о скорых неприятностях. А Нечто растет, и уже не хватает в груди для него места, кажется сейчас лопнет кожа и Нечто расползется , ломая ребра, пытаясь заполнить собой все свободное пространство. И вдруг, внезапно, пережатое спазмом горло открывается, но жадно хватающий воздух рот еще пару мгновений не может вздохнуть. Он занят. Из него льется вопль, страшный и отчаянный вопль, в котором слышится стон каждой клеточки тела, каждой молекулы и каждого атома, составляющей его. В этот момент необъятное Нечто проскальзывает в голову и растворяется в сознании. Это огромное, кажется, способное разорвать тело, Нечто превращается в мышь, которая живет в подвалах сознания. И выгнать ее оттуда, пожалуй, уже не удастся. Все, что напоминает о том, что только что происходило - хриплый вздох и застывшая в уголке глаза слеза.

        Он приподнялся с травы и сел, уткнувшись головой в свои колени. Вот уже второй раз он попытался стать человеком, и снова у него это не получилось. Но в этот раз все было больнее. "Может не стоит больше пробовать?", - спросил он себя. И сам же себе ответил - "А ты хочешь оставаться тем, что ты есть?". "Странно все это, - вяло подумал он, - почему же я сопротивляюсь своей природе?"
Может это мне только кажется, что я не желаю быть тем, что из меня сделали? И хватит протягивать им пустую руку, а потом вытаскивать из нее нож? А что можно еще ожидать от них? Кто я? Что я умею? Убивать и выживать! Выживать и убивать! Жить за счет других, и предлагать Смерти других! Все что мешает мне жить и наслаждаться жизнью - это желание стать другим. Но где найти того, кто способен понять это мое желание? Не убежит, и не воткнет в руку нож, а доверчиво возьмет ее и ПОЙМЕТ. Таких наверно уже нет. И нет смысла их искать. Наверное. Может быть. Кажется. ЧЕРТ БЫ ПОБРАЛ ЭТУ ПРОКЛЯТУЮ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ!!!!!!!! Ведь все было так просто. Ты друг сам себе, кто не друг - тот враг, врагов надо убивать. Три закона ВСАДНИКА. И почему это я, единственный из четверых оказался таким... вдумчивым. Вожусь тут с собой, пытаюсь изменится. Аааааааааааааааааа, как же все это мне НА-ДО-Е-ЛО!!!!!!! Думать нельзя! Будь тем, кто ты есть! Открываясь, ты становишься слабее, подставляешь уязвимое место. Не рвись в сторону, будет только больнее. А то что в твоей природе рваться в сторону, делает Игру еще интересней. Кому интересней? Явно не мне! Но у меня нет выбора. Проклятая Судьба! Смерть я обыграл, но ты - сильный противник. И похоже я проигрываю.

        Вдалеке зашевелилась трава. Он встал, привычным движением передернул затвор автомата, и положив руку на успокаивающую тяжесть боевого ножа, нырнул в заросли. Смерть проводила его своей вечной ухмылкой, и продолжила точить косу. Ее рука с оселком лишь на мгновение задержалась, когда невдалеке прозвучал выстрел.

October 2014

S M T W T F S
   1 234
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:25 am
Powered by Dreamwidth Studios